С А Т И Р Ъ

     Марко бился в конвульсиях на моёй постели . У него был приступ сексуальной эпилепсии. Его трясло, он кричал, издавал утробный рёв, метался по комнате и безудержно смеялся. Затем он начинал яростно мастурбировать , доводя себя до изнеможения. Несколько часов назад он употребил путану, но это не охладило его обсессию. В последнее время женщины, в каком бы количестве они не употреблялись им , не способны были доставить ему удовлетворения. Мне же оставалось лицезреть весь этот хаос 50-летнего мужчины, который впал в беспробудную сексоголию.

    Подлинное безумие овладело душой талантливого прежде человека. В таком состоянии он спокойно мог бы угодить в дурдом и , возможно, никогда уже оттуда не вернуться и доживать остаток дней в казематах Сальпетриера, в окружении себе подобных. Печальная , трагичная концовка оперного певца из благородного рода Висконти. В юности ничто не пророчило ему такого тяжелого бремени на исходе зрелости : благородный итальянский род, крупное наследство, природная харизма и здоровье, любовь женщин.  Одно время он выступал на подмостках La Scala и был желанным гостем на многих светских мероприятиях. А теперь я убирал за ним его экскременты и заставлял его привести себя в порядок, прежде чем выйти на улицу.

    Мне захотелось выйти , глотнуть воздуха ; Марко напитал моё квартирное пространство грязной энергией , от которой наступало острое удушье. Я решил выйти на крышу дома. Была пасмурная погода, лил мелкий, брезгливый дождь , где-то невдалеке из окна доносился «Сплин»-Выхода нет…

    Москва, огромным черным спрутом возвышалась над своими покорными адептами, пятнадцатью миллионами жителей, питающих его своими тонкими порочными энергиями : завистью, агрессией, хамством, ложью , лицемерием, предательством, грабежами, убийствами и промискуитетом.

Здесь, в Москве, остро начинаешь испытывать нехватку кислорода и чистой воды. Вечно суетливая, недовольная сирая толпа , словно дренаж , засасывает тебя в нескончаемую гонку за мнимым счастьем, истощая молодую и энергичную душу. И вот, истощенный я, стою на крыше московской высотки и вглядываюсь в черное небо , пытаясь разглядеть этого хтонического спрута….И я чувствую его острый, прогорклый запах… Запах застарелого, гнилого мяса, пропитанного менструациями тысячи проституток.

 

     Обсессия Марко не была бы такой острой , если бы не один тонкий нюанс. Он влюбился.

Ведь его прежний уклад жизни совсем не соответствовал романтическим настроениям. Он снимал порно, расточал наследство, общался с порочной тусовкой , плотно подсел на электру ( новый наркотик , пришедший с Индийского полуострова ; вызывает стойкое, хаотическое либидо ; увеличивает физическую силу, выносливость, ловкость, болевой порог, позволяет не спать по несколько суток ; изменяет состояние сознания ), вел распутную половую жизнь, вставал с закатом, а ночью вел образ жизни вампира.

 

 

 

     Он был динозавром на фоне молодых, полных сил актёров-самцов и самок , которых он снимал в своих эротических сюжетах. Динозавром по способу жизни : он не приучил себя к правильному питанию, не увлекся фитнесом, не пил протеин и виагру ( хотя я подсовывал ему провирон, чтобы Марко окончательно не сдулся), не вёл блог,  его не было в инстаграмме , не бегал он и марафоны ,и с удовольствием надирался виски холодными московскими вечерами , щедро прокуривая свои легкие марокканскими сигарами. «Наркотики и рок’н’ролл» так и осталась мантрой в его крови , как и у большинства звёзд прошлого поколения. Уходящего, вызревающего, предаваемого забвению. А нынешнее поколение было совсем другое : они не пили, не курили, не употребляли джанка. Каждый второй  - точёный пляжник с идеальными пропорциями, выносливый как верблюд , агрессивный как лев. Они  творчески развиты, аутентичны, образованны, разносторонне талантливы, знают несколько языков, изучают несколько профессий, имеют несколько высших образований, умеют водить автомобиль, байк и прочие виды транспорта, физически и эстетически развиты как Боги Олимпа, красота внешняя сочетается с красотой внутренней . Умеют танцевать, рисовать, писать художественно , снимать арт-хаус на тапок, играть на всех видах инструментов,  вести диалог одновременно с представителями разных социальных слоёв,  разбираются в тонкостях различных культур, интересуются  эзотерикой, НЛП, трансформацией личности, метемпсихозом , осмысленными сновидениями ; легко меняют страну, окружение, принципы и образ жизни и легко заводят новые связи по всему миру;  шизофрения и  биполярное расстройство теперь не диагноз , а интересное дополнение личности;  женщина вполне спокойно, теперь, водит внедорожник, жмёт лёжа за сотню и пробегает стометровку быстрее чем Ты. В общем… мир талантлив, богат и преисполнен необычайно развитых людей! Единственное, что не умеет это поколение - любить. Они - абсолют эгоизма, нарциссизма и гордыни. Лицемерны, двуличны, неискренни и противоречивы. Одно это обстоятельство нивелирует все их таланты. Меня же захлестнули квир-теории, различные феминистические дискурсы, социокультурные феномены поколения i-phone, гендерные теории в области межнационального конструктивизма , а также диалектические методы интерпретации нейропсихических сигналов субличностей, поэтому я был далек от сексуального примитивизма моего друга.

      Свою любовь Марко встретил , когда приезжал ко мне на ранчо , чтобы в очередной раз попросить меня стать переводчиком на его официальном вечере в «Доминго».  Как раз в этот момент в бассейне наших соседей оказалось наивное , молодое существо с длинными, кофейного цвета волосами и большими, налитыми грудями, от которых у моего зрелого приятеля притуплялся разум и нарушалась координация движений.  Марко не мог не обратить на неё внимание, поэтому он тотчас потерял всякий интерес ко мне , к «Доминго»  и к предстоящей аудиенции , и бесцеремонно перепрыгнув невысокий забор направился к незнакомке.

 

     Её звали Шана и она оказалась крепким орешком. Таким, который был не по зубам Марко и типичным девам, окружавшим его в последнее время. Хотя он и я являл собой пример вызревающего сатира-распутника, который своим масляным взглядом плавил молодые, юные тела , однако , харизма, всё-таки позволяла ему таскать в своё ложе красоток.  Впоследствии у него сформировалось весьма устойчивое ошибочное мнение о том, что все русские девушки легкодоступны, особенно если ты итальянский баритенор с солидной суммой в кармане. Это предубеждение сопровождало его почти каждый день , прожитый в России.  За это время он не встречал отказов в интимной близости, а учитывая, что круг его общения сузился исключительно до порно актрис, ню-моделей и разного сорта содержанок и эксорт-див , это было более чем очевидно.

Поэтому прямой отказ Шаны он встретил ступором непонимания и в тот же вечер сильно напился , подрался с каким-то молодым геем-боксером-блоггером по имени Виардо , и приехал ко мне с рассветом, когда я собирался на утреннюю пробежку.

     Почти месяц я наблюдал как Марко пытается охмурить недоступную гетеру. Утром он посвящал ей стихи, днём названивал ей каждые пол часа , а вечером заказывал куртизанку , по образу и подобию Шаны.  Апогеем стал поступок,  который окончательно убедил меня в том, что Марко болен : он готов был перевести 80% своих активов на расчётном счете на её имя , подарить ей коллекционный Астон Мартин , оставшийся от отца, а также передать права собственности на недвижимость в Каталонии. Это казалось абсолютно безрассудным , но он готов был на этот поступок, я видел это в его безумном взгляде. Были вызваны юрист и нотариус, шло кропотливое оформление документов , Шана колебалась и прятала взгляд в серые стены гостинной.  Никогда прежде не курившая , она вышла на балкон , стрельнула сигарету и стала о чём-то шептаться с юристом.  Под окнами припарковался белый мерседес Валькирии, топ-содержанки Оренбургского розлива, поющей диковинным, хрипотцеватым меццо. Она демонстративно вышла из своего ландо, закурила сигарету и бросила на нас сучий взгляд, каким смотрят охранники тюрем на свою целевую аудиторию. Ещё немного и Шана будет играть в этой же Лиге. Я не сомневаюсь, что после некоторых раздумий она подпишет эти заветные бумаги.

    Однако я не увидел продолжения банкета, мне нужно было срочно отъехать по делам , а на следующее утро Марко исчез. Телефон был недоступен, контактов Шаны я не знал и мне оставалось только ждать когда Марко сам явится ко мне… Но он не явился…

 

    Спустя два года, как-то , ранним утро я собирался на очередную тренировку в лесу и услышал отдаленно знакомый смех за забором соседей. Это смех ещё тогда въелся мне в память… Я подошёл поближе к воротам и стал разглядывать силуэт смеющейся девушки. Знакомые кофейные волосы, только теперь они стали ещё длиннее и большие , упругие груди , подчёркиваемые открытым летним платьем…Это Шана. Я немедленно окликнул её , поспешно перелез забор и направился к ней стремительным шагом, на ходу извиняясь у Эдуарда, моего соседа , за причинённые неудобства.

   За два года она почти не изменилась. Всё та же юная грация, моложавость и горящие, теплые глаза. Но видно было , что девушку постигли личностные изменения. У забора был припаркован белый Кадиллак и я интуитивно понял, что он принадлежит ей.  И она была более общительна нежели тогда, в первое знакомство со мной . Мне хотелось как можно скорее узнать куда пропал мой друг Марко.

   Она рассказала мне ,что всё бумаги они подписали одним днём и сразу направились в Италию для оформления юридических дел. Затем решили символически пожениться и уехали в Венецию, где прожили почти 3 месяца. При этом Марко постоянно напивался и продолжал сидеть на электре. Он постоянно встречался с Рокко Сиффреди и показывал ему свои порнографические работы. На этих встречах Рокко недвусмысленно приставал к Шане, предлагая поучаствовать в съёмках его нового фильма на Бали. К тому же он объяснял , что в Италии у порноактёров все жёны общие и Марко не против , чтобы она уединилась с ним.  Вокруг неё вертелось много русских актрис, которые поэтапно увеличивали себе груди, накачивали губы, круглосуточно качали задницы, ставили клизмы и абсолютно не видели перспектив в семейной жизни.   Шана продержалась ещё несколько месяцев , а затем вернулась в Россию, попутно забрав свои «наследственные»  подарки. Теперь Шана могла позволить себе безбедное существование и ездить на каникулы в Испанию, в уютную фазенду, подаренную ей Марко, который спустя некоторое время всё-таки вернулся в Москву. Он написал ей , что будет снимать квартиру на Ленинском проспекте и время от времени навещать её. И ни строчки не написал мне. Видимо, он вообще позабыл о моём существовании, о блудный мой друг….

 

    Ещё спустя пол года мне написала Шана и сказала, что Марко очень хочет меня увидеть, указав адрес его местожительства. Он находился в Подольске на улице Веллинга.. Марко..? В Подольске? Уже одно только это обстоятельство навело меня на мысль , что с ним, что-то не так..

   Я приехал в назначенное место , вошёл в затхлую , сирую хрущевку и позвонил в дверь. Квартира находилась на первом этаже , но само помещение ,находилось, как бы в полуподвальном секторе. Мне открыла пожилая, ветхая женщина с болезненным видом и уставилась в меня пустым, безжизненным взглядом. Не говоря ей ни слова я направился по мрачному коридору вглубь тесной катакомбы , интуитивно чувствуя, что Марко где-то рядом… И тут моему взгляду предстала отвратительная сцена:  в большой , пустой комнате с обшарпанными стенами и полуразрушенными окнами стоял металлический каркас больничной кровати ; сверху лежал пожелтевший, пропитанный мочой и спермой матрас , на котором безжизненно восседал мой друг. Рядом с ним сидели две , омерзительного вида женщины, если женщинами их ещё можно было называть. Одна была жирная, свиноподобного вида бабища, в рваном тряпье, сквозь которое торчали огромные, висящие груди . Нет, это были не груди, это были натуральные коровьи сиськи. Она истерически смеялась и щипала своими грубыми руками Марко в области паха. Вторая была истощенная немолодая женщина,  всем своим видом олицетворяющая последнюю стадию СПИДа. Редкие , спутанные , седые волосы , впавшие серые глаза и огромные , черные мешки под глазами. Пальцы её рук и ног были изъедены грибком , а кожа висела словно у болотной жабы. Кости буквально просвечивали сквозь неё. Она курила и дым столбом окутывал их ложе. В комнате пахло сексом. Вонючим, грязным, болезненным сексом…мне вспомнилось описание девяти кругов ада и сейчас я находился на втором, где пребывали все развращенные, опустошенные, павшие человеческие души…  Вокруг ложи валялись бутылки, окурки, ошмётки пищи, какая-то ветошь, стены были измазаны фекалиями, и тараканы спокойно маршировали по периметру.  Моя психика была достаточно устойчивой к такого рода сценам, поэтому мне потребовалось меньше минуты, чтобы адаптироваться к резкому запаху и подобному зрелищу. Затем, Марко заметил моё присутствие и отвлекся от троганья толстухи. По его виду было непонятно узнал он меня или нет, но было видно, что он напрягает память и пытается опознать , кто решил навестить его в этот прекрасный день. Он встал с матраса и направился ко мне , а я принялся разглядывать его , со всей своей любовью, которая когда-то наполняла меня по отношению к нему. Лицо его стало одутловатым и болезненным , зрачки пожелтели , волосы стали редкими и жидкими.. Если бы не его фирменный, орлиный нос и шрам над губой я бы не узнал в нём прежнего человека. Это был умирающий старик. Но я заметил, что у него эрекция. Ветхие панталоны стояли колом. Сатира в нём ничто не могло убить. Он пристально посмотрел мне в глаза, уголки губ приняли форму лёгкой улыбки и я понял, что Марко узнал меня.

  

    Единственной его просьбой было привезти ему фотографию его молодой жены Бригитты. Он страдает провалами памяти и почти ничего не помнит о прошлой жизни. Но недавно ему снился очень яркий сон о молодости, карьере певца и свадьбе.  Ему хотелось вспомнить своё прошлое, прежде чем он канет в лету. Это будет  наша последняя встреча, потому что через несколько месяцев он исчезнет навсегда.

 

 

 

 

 

…Двадцать пять лет назад я был приглашен к другу детства в Италию. На тот момент я купил первый фотоаппарат Leica и случайно попал на свадьбу Марко и Бригитты. Это чудесная, красивая, молодая пара и мы сразу подружились , несмотря на то, что я был значительно моложе их   И я вижу влюбленные  глаза Марко. Мы стоим на набережной , пьём шампанское и он тихо говорит мне о том, как он любит Бригитту и несмотря на свой полигамный нрав, он готов прожить с ней до глубокой старости.